17.01.2020

Вероника Милославская

Вперёд и/или вверх

Для тех, кто предпочитает умное кино, – обзор двух лент, идущих в настоящее время в кинотеатрах страны: «Сквозь снег» и «Песня имён». Спойлер: первая – моднее, вторая – сильнее. 

 
 














(Про)движение

«Сквозь снег» и «Песня имён» вышли в российский прокат одновременно, 16 января 2020 года. Однако первый фильм был снят довольно, а применительно к киноиндустрии можно даже сказать очень давно – мировая премьера картины состоялась в июле 2013-го. Российские прокатчики тогда не решились её купить. В США и Европе она большого энтузиазма тоже не вызвала. Общие сборы перекрыли бюджет картины в два раза (87 миллионов к 39 миллионам долларов), но это в основном за счёт невероятной популярности фильма на родине его режиссёра Пон Джун-хо, в Южной Корее. Впрочем, надо сказать, что в Корее в последние годы кино вообще стало предметом чуть ли не религиозного культа.

Одним словом, все, кто хотел, этот фильм уже посмотрели (в том числе, в интернете). Зачем же выпускать его в российские кинотеатры сейчас, спустя семь лет? Что заставило (или побудило?) российских прокатчиков пойти на столь авантюрный шаг? Полагаю, шумиха вокруг имени Пон Джун-хо – после прошлогодней победы его новой картины «Паразиты» на Каннском кинофестивале и её оглушительного успеха в прокате (150 миллионов к 12 миллионам, потраченным на производство), а также ожидаемое награждение её на ближайшем «Оскаре». Почему бы не заработать денег на внезапном интересе зрителей к новому для них имени? А заодно и удовлетворить этот интерес, показав ещё одну, пусть старую, но весьма любопытную его работу на большом экране, на котором она смотрится куда выигрышнее, чем на дисплее компьютера?

 
 













Оказывается, я тоже видела «Сквозь снег» несколько лет назад. Но тот факт, что вспомнила я об этом лишь уже в кинотеатре, на московской премьере фильма, говорит, увы, не в его пользу. Не запечатлелся. Не произвёл. Тем не менее, поговорить здесь всё же есть о чём.

Идею Пон Джун-хо заимствовал из французского графического романа (фактически комикса) Жака Лоба и Жан-Марка Рошетта «Le Transperceneige»: постапокалиптическая Земля, всемирное оледенение, жизнь сохранилась лишь в поезде, непрерывно движущемся по планете. Однако, фабулу он придумал свою: жители последних вагонов, влачащие жалкое существование, поднимают восстание против богачей, захвативших власть и лучшие места под солнцем, то есть в голове поезда. Предводителю повстанцев Кёртису (Крис Эванс) предстоит научиться дипломатии, чтобы привлечь на свою сторону гения-наркомана, спроектировавшего систему замков в поезде (Сон Кан-хо), вступить в схватку с министрами-иезуитами и силовиками (Тильда Суинтон и Влад Иванов), подвергнуться искушению властью (Эд Харрис) потерять всех друзей и, наконец, понять важную правду о самом себе.

 
 













«Сквозь снег» – одновременно фантастический боевик и фильм-притча об истоках, смысле (или бессмысленности?) и цене революции. При желании в нём можно увидеть и критику марксистской теории, и крах либеральной идеи, и сомнения в справедливости божественного провидения. Множество странных, неоднозначных деталей предоставляют интеллектуальным гурманам изысканную пищу для ума. Что, например, означает сцена, когда боевики перед схваткой демонстративно смачивают свои мечи в рыбьей крови? Почему наркотик является одновременно и способом спасения человечества, открывает для выживших дверь в новый мир? Не намекает ли его название – кранол – на связь с богом Кроносом, повелевающим временем? Нет ли в финале картины расистских идей, ведь новыми Адамом и Евой оказываются чернокожий мальчик и девочка-кореянка? И прочее, и прочее…

Всё это могло бы сделать фильм поистине шедевром, если бы не крайне обидная небрежность в проработке сценария и изложении самой истории. Какие-то вещи описываются в картине предельно точно, например, хронология: 2014 год – начало катастрофы на Земле, 2031 – время событий, происходящих в поезде. Другие – даже такие важные, как устройство Двигателя и экосистемы состава, особенности быта и психологии его жителей, – представлены очень схематично и оттого весьма неубедительно. Это можно было бы списать на фантастическую условность, если бы не предельная реалистичность в каких-то других сценах. Большое количество мелких нестыковок и откровенно наглых допущений раздражают и отвлекают от главного в фильме – его небесспорной, но от этого ещё более увлекательной философии.

«Сквозь снег» – это (про)движение.


Восхождение

Глава о фильме Франсуа Жирара «Песня имён» будет краткой. Потому что это – произведение, после которого хочется молчать, а не говорить.

 
 















Детективный сюжет – поиски Мартином (Тим Рот) приёмного брата Довидла (Клайв Оуэн), гениального скрипача, пропавшего 40 лет назад, – лишь канва для пронзительной истории о фашизме и антисемитизме, о памяти и вере, о таланте и предназначении, а главное – о всепобеждающей силе любви, которая не зависит ни от пола, ни от национальности, ни от наличия или отсутствия кровных уз, ни от количества разделяющих людей лет и километров.

«Песня имён» – картина, колоссально сильная по эмоциональному воздействию. Немногие современные работы способны вызывать в зрителях катарсис в самом настоящем, античном смысле. Этот фильм вызывает. После него ты просто физически – через боль – ощущаешь, как твоя душа растёт, становится чище и мудрее.

 
 















Как? Какими способами это делается? При помощи каких приёмов достигается? Всё это оказывается совершенно не важным. Об этом, возможно, ты задумаешься потом, спустя несколько часов или дней. Но в момент просмотра это не просто кажется полной ерундой, ты об этом даже не вспоминаешь. Есть только то, что ты видишь на экране, и что-то, разрывающее тебя изнутри в области сердца.

«Песня имён» – это восхождение.  

ГлавнаяЖурналыКнигиПодпискиПубликации