01.11.2019

Вероника Милославская

«Француз» против «Ленина»

Оба фильма вышли в российский прокат одновременно, 31 октября. Уже одно это сделало их конкурентами, а значит и немного врагами. Но противники, а точнее антиподы они и по многим другим, значительно более важным признакам – художественным, содержательным, идейным, сущностным.

 
 















Если название этой публикации показалось вам аллюзией на знаменитый фантастический хоррор Пола Андерсона «Чужой против Хищника», знайте, это было сделано с умыслом. И опять же по нескольким причинам. 

Во-первых, француз – главный герой одноимённой картины Андрея Смирнова – действительно оказался чужим в нашей (а когда-то своей) стране.  


 
 














По сюжету, французский студент Пьер Дюран (Антон Риваль) приезжает в 1957 году в Москву на стажировку в МГУ. Но это не единственная – и не главная – цель Пьера. Он ищет своего отца, белого офицера Татищева (Александр Балуев), который был арестован в конце 30-х. Благодаря знакомству с балериной Большого театра Кирой Галкиной (Евгения Образцова), фотографом Валерой Успенским (Евгений Ткачук), его отцом (Михаил Ефремов), а также другими советскими людьми, с которыми он сталкивается в ходе поисков отца, Пьер погружается в жизнь СССР, совершенно не похожую на ту, какой он себе её представлял.


   
 















По словам режиссёра, он собирался снять совершенно безобидный, ни на что не намекающий фильм о становлении поколения шестидесятников, к которому относится сам. Это всё – из его собственной биографии: слушать «голоса» по радио, читать самиздат (фильм посвящён памяти диссидента Гинзбурга, автора поэтического альманаха, прозрачно именуемого в фильме «Синтаксисом»), танцевать под полулегальный джаз, выпивать в компании Оскара Рабина и других членов Лианозовской группы, видеть, как возвращаются из Сибири бывшие дворяне и прочие «враги народа», беседовать с некоторыми из реабилитированных…

Им тогда показалось, что воздух свободы, которым «потянуло» в Москве после XX съезда КПСС, это навсегда. И дальше должно быть только лучше. Наивные, детские мечты – об этом говорят последние кадры фильма.  


 
 

















«Картина должна была быть о прошлом. За её сегодняшнюю актуальность нам нужно "благодарить" нынешнюю власть. Я тут ни при чём», – грустно пошутил режиссёр в ходе обсуждения фильма после его первого показа представителям прессы.  


 
 















Чёрно-белое, тонко выписанное, по-настоящему художественное полотно Андрея Смирнова – полная противоположность красочной лубочной картинке «Ленин. Неизбежность», сделанной из кадров, оставшихся после двух (!) сериалов. 

И это – ещё одна причина того, почему мне вспомнился ужастик Пола Андерсона. Уж больно хорошо эта метафора – хищник – ложится на образ заглавного героя второй описываемой сегодня ленты. 


 
 















«Ленин. Неизбежность» режиссёра Владимира Хотиненко повествует о сложном периоде жизни будущего вождя пролетариата (Евгений Миронов) в Цюрихе. 1917-й, уже почти три года идёт Первая мировая война. Посвятивший всего себя подготовке революции, Ленин упустил её начало и теперь ищет любую возможность вернуться в Россию, чтобы взять ситуацию в свои руки. Вариантов немного, один из них – пересечь территорию воюющей с Россией Германии на поезде. Но это означает согласиться на сотрудничество с Александром Парвусом (Фёдор Бондарчук), марксистом, деятелем российского и германского социал-демократического движения, предлагающим немецкое финансирование для организации переворота в России. Ленину нужно принять решение…


 
 

















«Меня часто спрашивают: вы что, хотели его обелить? – сказал Владимир Хотиненко, предваряя пресс-показ своего нового фильма. — Отвечу сразу и всем: нет. Я не собирался никого ни обелять, ни очернять. Я исследователь. Мне было интересно понять, каким был вождь в один конкретный период истории, в момент своей слабости».


 
 















Любителей кино куда больше интриговало другое: в фильме затрагивалась одна из самых загадочных и трагических тайн ХХ века – был ли Ленин немецким шпионом и на чьи деньги делалась русская революция. Ответа они, конечно, не ждали, но интересен был уже сам взгляд на эту проблему. Благодаря мастерству Евгения Миронова, и, возможно, даже вопреки замыслу режиссёра, Ленин на экране предстаёт совершеннейшим – и совершенным! – хищником: умным, харизматичным, хитрым, дальновидным, циничным, аморальным, удачливым победителем. Триумфатором.  


 
 















Таким же триумфатором он был и в реальной российской истории: сделал «чужими» (французами, американцами, израильтянами…) не только тех, кто покинул родную страну, уезжая в вынужденную эмиграцию в буквальном смысле, но и сотни тысяч (а то и миллионы) оставшихся в России, но ушедших в эмиграцию внутреннюю.

Триумфатором он остаётся даже сегодня, спустя почти 100 лет после своей смерти. Об этом говорит факт сохранения его мумии в мавзолее на главной пощади российской столицы. А также наблюдаемое в последнее время возрождение, реанимирование многих идей и приёмов, автором и последовательным приверженцем которых был «великий Ленин». 

Ну, а в-третьих, отсылка к хоррору Пола Андерсона очень прозрачно намекает, что то, как мы живём, – тоже своего рода хоррор. И Россия всё ещё остаётся полем битвы между чужими и хищниками.    


Фото автора.   


ГлавнаяЖурналыКнигиПодпискиПубликации