Старая версия сайта доступна по адресу narodnoe.org/old/


15.01.2016

Вероника Маанди

За вашу – и нашу! – свободу


Сегодня в России уже мало кто помнит и даже знает (а также хочет помнить и знать!) о том, что происходило ночью 13 января 1991 года в Вильнюсе, что было потом в Москве, и какое влияние всё это оказало на развитие либерально-демократического движения в России. Но главное: если нынешним россиянам об этом напомнить (или поведать), то их отношение к произошедшему будет, боюсь, совсем не таким, как в начале 90-х.

Впрочем, это взаимосвязано: потеря памяти и невежество порождают смену ценностей, смена ценностей ведёт к отрицанию очевидных исторических фактов и – самое страшное – к повторению ошибок и трагедий. Поэтому, прежде всего, давайте вспомним факты.


Как это было

В марте 1990 года Литва первой из советских республик провозгласила независимость от СССР. В начале 1991 года советское руководство попыталось вернуть ситуацию под свой контроль, для чего были использованы вооруженные силы. 10 января президент СССР Михаил Горбачёв потребовал восстановить действие советской конституции в Литве. 11 января советские войска заняли Дом печати и другие общественные здания в Вильнюсе и ещё нескольких городах.












В ночь с 12 на 13 января две колонны советской бронетехники направились в центр Вильнюса, где многотысячная толпа окружила парламент и телевизионную башню. В столкновениях погибли, по разным данным, от 14 до 16 мирных жителей, более 150 получили ранения.

На следующий же день (и позже, в течение нескольких недель) сотни тысяч россиян вышли на улицы и площади своих городов, чтобы поддержать жителей Литвы в их стремлении к свободе. В Москве, к примеру, тогда состоялись беспрецедентные по численности митинги. По некоторым оценкам, в них участвовало от 500 тысяч до миллиона человек.


 
20 января 1991 года.
Демонстрация в Москве на Манежной площади в поддержку демократии
после событий в Вильнюсе.












В августе 1991 года, после провала путча ГКЧП в столице СССР, Литовская Республика была признана Россией и международным сообществом. А уже в сентябре 1991 года стала членом ООН.

Четверть века спустя

Вечер, посвященный 25-ой годовщине трагических событий 13 января 1991 года в Вильнюсе, прошёл 12 января 2016 года в Москве, в здании посольства Литовской Республики в Российской Федерации. Среди собравшихся были видные литовские и российские общественные деятели, послы разных стран, дипломаты, политики, журналисты, представители бизнеса и культуры – Ремигиюс Мотузас и Эгидиюс Бичкаускас, Владимир Молчанов и Николай Сванидзе, Сергей Бунтман и Андрей Пионтковский, Виктор Шендерович и Игорь Чубайс, Всеволод Богданов и Леонид Гозман, Константин Эггерт и Григорий Амнуэль, Евгений Цымбал и Сергей Красавченко, Евгений Князев и Сергей Маковецкий…


 
 











Открывая вечер, посол Литвы Ремигиюс Мотузас сразу настроил аудиторию на непростые размышления:

«Мы долго не могли решить, как вспоминать этот день – как траур или как праздник? Проводить памятные мероприятия или торжества? Но в итоге всё же остановились на втором. Да, 13 января погибли мирные, безоружные люди. Но оценивать это безусловно нужно и как день победы идеи свободы».

Господин посол подчеркнул, что тогда, в 1991-м, Москва первой прореагировала на события в Вильнюсе. Сотни тысяч её жителей вышли на улицы с лозунгами «Сегодня – Литва, завтра – Россия», «Диктатуре – нет».

«Как вы думаете, если бы подобное произошло сегодня, оказали ли бы нам россияне такую поддержку?» – обратился Ремигиюс Мотузас к собравшимся.

Вопрос был разумеется риторическим. Но отнюдь не безответным. Почти все выступавшие в той или иной форме говорили именно об этом: случись такое сегодня, большинство россиян скорее всего встало бы на сторону военных.

Почему настроения людей так быстро и кардинально изменились? И главное – что будет с Россией дальше? Эти вопросы несомненно задавал себе каждый, но вслух они не звучали – центральной темой в тот вечер была история Литвы.


 
 











Первый представитель правительства Литовской Республики в России Эгидиюс Бичкаускас, работавший в Москве тот судьбоносный январь 1991 года, поделился воспоминаниями:

«Ночь с 13 на 14 мы – все сотрудники посольства – провели без сна, в кабинетах. Получали сообщения о гибели людей в Вильнюсе. Ожидали худшего и здесь, в Москве. Как только рассвело, я открыл шторы и взглянул на улицу. Под окном стояла одна-единственная пожилая женщина и держала за руку девочку лет пяти. В другой руке у нее был плакат: «Литва, прости нас».

Это уже потом были многотысячные демонстрации, и я узнал, как на самом деле много в России тех, кто был за нас и за свободу. Но чаще всего я вспоминаю именно ту пожилую женщину с маленькой девочкой».


Политик Сергей Красавченко (в 90-е заместитель главы администрации президента России) и социолог Игорь Чубайс напомнили о роли Бориса Ельцина в событиях, последовавших за кровавым 13 января. Следующей же ночью Ельцин (с риском для жизни – его сотрудники выяснили, что на будущего президента, а тогда председателя Верховного Совета РСФСР готовится покушение, которое будет инсценировано как авиакатастрофа) вылетел в Таллин, где подписал с руководителями трёх балтийских республик договор об основах межгосударственных отношений, в котором РСФСР, Эстония, Латвия и Литва признали друг друга суверенными государствами.  

«Так что для меня события 13 января – это безусловно победа. Но всё же не полная. Потому что Россия пока не свободна», – заключил Игорь Чубайс.


Ведущий и первый заместитель главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Сергей Бунтман тоже хорошо помнит события тех лет и настроения жителей столицы.

«Было ощущение такого боевитого удовольствия. К сожалению, теперь это ощущение пропало», – констатировал журналист.


Историк Николай Сванидзе напомнил, что в некоторых советских газетах Литву называли первым из отцепившихся вагонов.

«Нет, Литва – не «отцепившийся» вагон. Она – головной вагон! – уверен журналист. – И в этом её великая историческая заслуга».

Сегодня ситуация в России резко изменилась. И если спросить нынешних россиян про их отношение к выходу Литвы из СССР, большинство наверняка скажет: «Предатели! Развалили Союз! Бросили нас, а мы для них столько всего…».

«В начале же 90-х отделившиеся республики сравнивали с сильной и решительной женщиной, которая уходит от нелюбимого мужа, не желая продолжать обман и терпеть зависимость даже ради детей. И дай ей Бог! Такое ощущение было тогда», – со вздохом заключил Николай Сванидзе.


Очень красивый образ к событиям тех дней подобрал журналист Константин Эггерт:

«Это была наша революция. Наша дорога к храму. А сегодняшнее мероприятие – это взгляд не только в прошлое, но и в будущее».

Возразить на это можно, пожалуй, лишь одним уточнением: события 1991-го могли бы стать нашей дорогой к храму. Если бы в какой-то момент мы не повернули обратно.


 
 











Известный актёр и ректор Театрального института им. Б. Щукина Евгений Князев выступил, как и полагается представителю культуры, очень эмоционально и искренне.

«Мы – люди театра, не политики. По крайней мере, я, – уточнил артист. – Но все мы одинаково мечтаем об одном: чтоб у каждого народа была своя страна. И чтоб каждая страна была свободна».

Может, именно поэтому в 1991-м театр имени Евгения Вахтангова единодушно, всем коллективом, высказался в поддержку жителей Литвы.

«И может именно за это, – уже с улыбкой продолжил Евгений Князев, – в 2007-м судьба преподнесла нам ответный подарок – в лице Римаса Туминаса, ставшего нашим художественным руководителем».


 
 











Журналист Владимир Молчанов в те годы был диктором центрального телевидения. Вечером 14 января он официально отказался вести программу «Время» без сюжета о событиях в Вильнюсе, а спустя несколько дней первым показал материал об этом в своей программе «До и после полуночи».

«Сегодня я вспоминаю известное изречение Вацлава Гавела: «За нашу и вашу свободу!». Наверное, этот лозунг лучше всего отражает не только настроения общества того времени. Но и смысл случившегося в целом», – завершил своё выступление Владимир Молчанов.


По мнению большинства собравшихся в тот вечер в Посольстве Литвы, события в Вильнюсе 13 января 1991 года стали точкой перелома, движущей силой и примером для жителей всего Союза. После этого процесс трансформации гражданского общества и изменения существующего строя приобрёл такую скорость и мощь, что уже в августе 1991-го привёл к окончательному распаду СССР.

На мой взгляд, сегодня тот ёмкий лозунг выдающегося чешского писателя, диссидента и президента россияне вынуждены цитировать лишь с внешне незначительным, но по сути – кардинальным изменением: «За вашу – и нашу! – свободу». Впрочем, это уже совсем другая история.



Фото Евгения Кондакова и пресс-службы посольства Литовской Республики.

ГлавнаяЖурналыКнигиПодпискиПубликации