Старая версия сайта доступна по адресу narodnoe.org/old/


17.10.2016

Антонина Васюк

Метафизика тела: больше, чем танец, выше, чем искусство

В Москве работает выставка, рассказывающая о творчестве одного из самых выдающихся танцоров современности – Михаила Барышникова


  
 

Когда я вижу на сцене Барышникова, то это ощущение совершенно потрясающее. Я даже думаю, что это вообще уже не балет – то, чем он занимается.

На мой взгляд, это чистая метафизика тела. Нечто, сильно вырывающееся за рамки балета. Умное тело, которое несет в себе целый мир.

(Иосиф Бродский)












Михаил Барышников – блистательный советско-американский артист балета, признанный одним из величайших танцоров ХХ века. До 26 лет жил и работал в Советском Союзе. Получил звание заслуженного артиста РСФСР. Но в 1974-м, во время гастролей в Канаде,  стал «невозвращенцем».

После эмиграции талант артиста продолжал стремительно развиваться, покоряя всё новые вершины: танцор, актёр, хореограф, коллекционер, художественный руководитель собственного театра... За рубежом Барышников приобрёл колоссальную известность, значительно большую, чем на родине. Его стали называть просто «знаменитый Миша» и при жизни признали гением современной мировой культуры. Всем его проектам был заранее предопределён статус мирового события экстра-класса.

Как ему, танцору классического балета, эмигранту из России, удалось достигнуть таких высот? 

«Танец – не только прыжок или пируэт, от которого у зрителя начинает кружиться голова. Не надо перебарщивать, пусть этим занимаются в спорте. Гораздо интересней ползать, чем прыгать, по крайней мере на сцене. Кроме того, мужчине в возрасте прыгать просто неприлично», – говорил Михаил Барышников. Нужно понять роль, войти в образ, прочувствовать и познать его философию, пояснял артист.

Разумеется. Но это не объясняет его удивительного феномена.

Барышников покорял. Он обладал каким-то врожденным природным интеллектом, совершенно невероятным, гипнотизирующим, говорили зрители, видевшие его на сцене. Это и позволяло ему отличаться от всех других. Особенностью его техники была способность будто бы выходить за пределы физического тела. Этому нельзя научиться, это дар. Вот что такое танец в исполнении Барышникова.


 
 

















Особое место в жизни артиста занимал Иосиф Бродский. Познакомившись в эмиграции, они стали настоящими друзьями. Поэт не был специалистом в области балета. И сам не раз отзывался об этом с иронией. Например, подарив Барышникову книгу, подписал её следующими строками:

«Пусть я – Аид, а он – всего лишь – гой,
И профиль у него совсем другой,
И всё же я не сделаю рукой того,
Что может сделать он ногой!»
.

Но именно Бродский лучше всех был способен познать глубину гения Барышникова. Выступления артиста производили на поэта колоссальное впечатление, причём основными были не технические особенности танца, а его интеллектуальная составляющая. Пытаясь описать и объяснить талант Барышникова, Бродский смог найти параллель лишь с метафизикой. По мнению поэта, только её сверхъестественное начало способно пролить свет на космическую одарённость танцора.


Однажды, прогуливаясь вместе, Бродский и Барышников увидели паром, соединявший Стокгольм с Петербургом. Иосиф спросил: «Миша! У тебя паспорт с собой?». Ответа не последовало. Улыбнувшись друг другу, друзья молча пошли дальше.

«Это не по нервам», – сказал потом Барышников. Он действительно не мог заставить себя вернуться в Россию – в страну, в которую его друга Бродского не пустили даже на похороны родителей.


 
 

















Роберт Уитмен, известный фотограф, славящийся своими съемками в ведущих мировых изданиях и рекламных агентствах, с первой встречи стал поклонником Михаила Барышникова. Вспоминая, с чего началось его увлечение, Уитмен говорит: «Я вообще ничего не знал о танце до встречи со своей бывшей женой, которая танцевала вместе с Михаилом. Когда я увидел это, влюбился в танец. Барышников, конечно, великий танцовщик. Красота его тела и движений невероятные. Я счастливчик, ведь он разрешал мне фотографировать себя».

Их сотрудничество продолжалось несколько десятилетий. Коллекция, собранная Уитменом, сегодня представлена в Москве, в Центре фотографии имени братьев Люмьер.

Это большой проект, состоящий из пяти фотографических серий. Самой ранней из них является серия 1995 года, сделанная для рекламы парфюма Михаила Барышникова «Аромат». Тогда Роберт Уитмен предложил артисту целую линейку самых разных – шутливых, чувственных или элегантных – образов.

Другой цикл снимков приурочен к 10-летию Baryshnikov Arts Center. На этих кадрах Барышников предстаёт зрелым серьёзным танцовщиком, ярким и выразительным.

Удивительная пластика и органичность Барышникова запечатлена в серии «Миша и Мерс», которая знакомит зрителя с творчеством ещё одного человека – хореографа-экспериментатора Мерса Каннингема.

Кроме того, отдельно представлены кадры, рассказывающие о том, как проходили съёмки, как Уитмен работал со своим материалом и отбирал лучшие снимки.


Уехав из Советского Союза в юности, Михаил Барышников до сих пор ни разу сюда не возвращался. Вот уже больше 40 лет он отказывается от всех приглашений посетить родину.

Так что нам, к сожалению, ничего не остаётся, кроме как довольствоваться фотографиями, добравшимися, наконец, и до нас. Но уж это пропустить никак нельзя.


Выставка «Михаил Барышников. Метафизика тела» проходит в Центре фотографии имени братьев Люмьер (Москва, Болотная набережная, д. 3, стр. 1) с 12 октября 2016 до 22 января 2017 года.



Фото автора.

ГлавнаяЖурналыКнигиПодпискиПубликации